ПСИХОТЕРАПИЯ


ПСИХОТЕРАПИЯ
ПСИХОТЕРАПИЯ (псих, лечение), планомерное пользование псих, средствами для лечения болезней. Под псих, средствами подразумеваются все систематические высказывания и все вообще поведение врача в его целом, поскольку им руководит сознательное намерение вызвать в психике больного те или иные заранее намеченные содержания (впечатления, эмоции, оценки), а также волевые тенденции, реакции, навыки, которые могли бы компенсировать болезненное расстройство и облегчить страдание. Понимаемая в более широком смысле, П. заключает в себе также организацию различных мероприятий, направленных к изменению внешней обстановки в целях оздоровления и укрепления личности (рационализация отдыха, отвлечение, перемена профессии и т. д.). Включение П. в число официально признанных леч. методов относится к началу 20 века. С этого времени подвигается вперед энергичная разработка психотерап. методов. Но фактически в виде гл. обр. суггестивной П. (внушение) попытки псих, воздействия на различные болезненные цроцессы применялись и в предыдущие десятилетия. Однако общемедицинские воззрения были долгое время мало благоприятны для развития П. Наука второй половины 19 в. с ее успехами пат. анатомии и топической диагностики нервных б-ней, постулируя при каждом болезненном расстройстве обязательный материальный субстрат (вульгарный материализм), относилась в общем крайне скептически к возможности тех чисто динамических нарушений, к-рые хорошо известны современной науке, под именем п с и -хотений. Далее в связи с усовершенствованием частных методов исследования (перкуссия, аускультация, хим. анализы) врачебное мышление было сосредоточено почти исключительно на патологии органов. Соответственно этому и терапия приобретала все более выраженный характер локалистической ор-ганоидной терапии. Старинный принцип «ле-< чить не болезнь, а больного», несмотря на его теоретическое признание, не играл ведущей роли в практической деятельности клинициста. Лишь постепенно, по мере развития учения о темпераментах и конституциях, окрепла идея «целостного организма», однако при этом еще не уделялось достаточно внимания нервно-психическому фактору и его важной регуляторной роли. Но с течением времени даже из лагеря интернистов стали все чаще и чаще поступать наблюдения, подчеркивающие существенное значение «психогенного фактора» в этиологии и патопластике болезней внутренних органов (Штрюмпель и др.). Наряду с этим быстро развивалось учение о «неврозах и психоневрозах», умножались хорошо проверенные факты исцелений посредством гипноза. Целый ряд повседневных наблюдений над патогенным действием псих, ситуаций, с одной стороны, и избавлением от. болезненных расстройств на основе псих, влияния—с другой, все более сосредоточивал на себе интерес. Явления указанной категории сделались также объектом лабораторных исследований. Началось изучение эмоций в их влиянии на кровообращение, дыхание, потоотделение и т. д. Работы Гейера (Неуег) над псих, секрецией желудочного сока, Глазера (Glaser) над содержанием кальция в крови и его колебаниями от псих, причин, многочисленные другие исследования и наконец работы И. П. Павлова—все это создало новую эпоху в человеческой патологии. Старинный философский вопрос о влиянии психики на соматику был поставлен по-новому и по-новому разрешен. Известные опыты Кеннона над колебанием содержания адреналина в крови под влиянием эмоций имели решающее значение. Психо гения как несомненный факт постепенно вышла из дебрей загадочной казуистики, и соответственно с этим принципиально поставлена была проблема научной П. как всеми признанная возможность влияния психических факторов не только на отдельные болезненные симптомы, но и на самые пат. процессы в их существенных основаниях. Однако первоначальное понятие о психогенезе должно было подняться еще на одну ступень. В связи с развивающейся конститу-ционологией намечено было учение о характерах и поставлена была проблема личности как конституционального фактора в патогенезе и патопластике клин, картин. Несмотря на крайнюю неопределенность и недостаточность всех этих новых исканий (связанных с именами Кречмера, Краузе, Шпрангера, Клагеса, Крон-фельда, Фрейда, Адлера и мн. др.) все же достигнуто было общее соглашение в одном 821                                                                                     ПСИХОТЕРАПИЯ                                                                                      822 пункте, а именно выяснилось, что не только отдельные псих, состояния (напр. та или иная эмоция) оказывают влияние на соматические {в частности вегетативные) функции, но что вся личность как система целей человека получает свое отражение на целом ряде психических, нервных и соматических образований, как подавая повод к пат. уклонениям, так и создавая почву для психотерап. механизмов. С этого момента П. обрела истинный объект своего воздействия—личность больного, поскольку она имеет действенное значение в патогенезе и патопластике болезненных отклонений. И поскольку полное объяснение нарушения какой-либо отдельной функции можно получить, лишь исходя из способа реагирования, свойственного данной личности в ее целом, постольку и тот или иной психотерап. метод оказывается то более то менее эффективным, в зависимости от того, прилагается ли он механически к отдельной функции (в ее искусственной изоляции) или же охватывает всю личность в ее "биол. предпосылках и се соц. сущности. Это кардинальное требование— воздействие на целое, а не на отдельные симптомы—-далеко не в одинаковой степени удовлетворяется различными методами современной П., поскольку последние применяются в изолированном виде адептами враждующих между собой психотерап. школ. Однако это требование приобретает в современной П. все больший и больший авторитет. Учет индивидуальных особенностей больного, объяснение клин, картины из своеобразия реакций данного человека и наконец терап. (психологическое) воздействие на личность (даже в борьбе с единичными и «частными» нарушениями функций)—вот наиболее популярный лозунг того поступательного движения, в каком находится современная психотерап. работа на ее теоретическом фронте. Этот принцип имеет силу не только в терапии чисто психогенных расстройств, но и в лечении тех психогенных «надстроек», которыми изобилует любая б-нь, и он немедленно должен проявить свое руководящее влияние при первом же контакте врача с пациентом. Выражаясь точнее, в любой мед. специальности перед каждым практическим врачом прежде всего встает необходимость составить себе понятие о темпераменте и характере б-ного, чтобы иметь возможность прежде всего выполнить наиболее элементарное требование мед. практики: не повредить (поп посеге). Между тем недостаточное знание способов реагирования данной личности, неполный учет ее впечатлительности, степени ее тревожных установок в отношении болезни, многих ее предубеяэдений и пр. ведет к целому ряду антипсихотерапевтических промахов, вызывающих психотравматические картины, описанные в последнее время под именем иатро-генных расстройств. Нечаянное пессимистическое замечание, неосторожное разъяснение, недостаточно понятный для большинства мед. термин нередко пробуждают угнетающие эмоции, понижают тонус личности и ее сопротивляемость патогенным влияниям (см. Врач, врач как причина б-ней). С этой же точки зрения (интересов личности б-ного) особенное внимание должно быть обращено на терпеливое выслушивание жалоб б-ного, врачебный распрос и собирание анамнеза. Здесь необходима с самого начала совершенно сознательная и последовательная психотерап. установка (А. Б. Залкинд). Внимательное выслушивание не только дает необходимый материал характерологических наблюдений, на основании к-рого планируется вся дальнейшая П., но в нем кроется один важный по своему значению, хотя и элементарный психотерап. механизм—б-ному дается возможность отреагировать свое псих, напряжение. Полное познание личности требует б. ч.' много времени. Всесторонний «психотерапевтический диагноз» складывается в результате многих последовательных сеансов. Поэтому П. и является одним из наиболее кропотливых и трудных леч. методов. Трудность возрастает по мере того, как лечение от чисто симптоматического возвышается и углубляется в сложную каузальную структуру невроза. В этом отношении различные методы П. существенно отличаются между собой. Переходя от наиболее простых к более сложным, мы различаем в современной П. следующие направления и школы: 1) суггестивная П., или лечение внушением, с его "частным случаем—гипнозом (гипнотерапия) (см. Внушение, Гипнотизм); 2) рационалистическая (рассудочная) П., или лечение разъяснением и убеждением; 3) психоаналитическая П., или психоанализ (см.) в его различных модификациях; 4) индивидуально-психологическая П. (метод Альфреда Адлера); 5) примыкающая к П.трудовая терапия, разросшаяся в самостоятельный метод. Когда П. всецело занята воздействием на отдельную личность, говорят о П. индивидуальной; когда лечение направлено на целую группу б-ных—о П. коллективной. Суггестивная П. (resp. гипнотерапия) состоит в том, что 1) б-ному в бодрствующем состоянии или в различных степенях гипноза заявляют в категорической форме об исчезновении у него болезненных явлений непосредственно или в указанный срок (прямое внушение, см. Внушение); 2) больному заявляют, что та или иная назначенная ему процедура принесет исцеление (косвенное внушение). Этот простейший метод может дать благоприятные результаты лишь при условии достаточной внушаемости и несложной структуры болезненного синдрома. Наибольший эффект достигается при так называемых массивных моносимптоматических заболеваниях, однако при непременном отсутствии сколько-нибудь стойких целевых установок, служащих иногда решительным препятствием для суггестии. Представляя собой воздействие на иррациональные, смутные (архаические) механизмы, этот способ показан при соответствующем (смутно-эмоциональном) патогенезе заболевания. Преимущественная область применения суггестивной П.: вегетативные расстройства сосудистой системы, жел.-киш. тракта, пузыря, половой системы, кожи и пр. Дальнейшими показаниями служат не слишком тяжелые формы алкоголизма, наркоманий, состояний тревожного ожидания (напр. ожидания и страха бессонницы, публичных выступлений и т. д.). Суггестивная П. оказывает также пользу при длящихся как бы по инерции (после перенесенной соматической болезни) фнкц. растрой-ствах (боли, неуверенность движений и пр.). Наконец само по себе гипнотическое состояние (сон без всяких дальнейших внушений) может служить средством общего успокоения при возбуждении и напряжении после тяжелых психических травм, при бессоннице и т. д. Нек-рые авторы относятся резко отрица- I тельно к суггестивной терапии вообще и гип- | нотизму в частности. Было высказано мнение, что этот метод культивирует как-раз те психические механизмы, на основе которых возникают и держатся сами «невротические» картины (склонность к самовнушениям, к автоматизмам и пр.). Как общее положение (но с оговорками), эту критику следует признать правильной. Вообще говоря, суггестивная П. представляет собой чисто симптоматический прием. Его существенным недостатком (при шаблонном применении) является игнорирование личности в ее целом. Однако практика жизни показывает, что часто нельзя обойтись без этого метода, особенно в случаях, требующих неотложной помощи (остро возникший психогенный ступор, психогенные параличи, афонии и т. д.). Далее, избавляя б-ного суггестивным путем от какого-либо крайне существенного пат. состояния или болезненной привычки (например привычный алкоголизм) в тех случаях, когда нет возможности применить другие меры, мы в конечном итоге не только не ослабляем, но существенно повышаем энергию б-ного, возвращая его на путь самодеятельности и собственной инициативы. Всегда полезно дополнять суггестивную П. другими методами (разъяснение, трудтерапия и т. д.). Нелишне всегда вносить в текст внушения, что воля б-ного не только не будет ослаблена, но значительно укрепится и что больной «повинуется» данным частным внушениям потому, что это вполне соответствует его собственным намерениям (как это действительно имеет место при добровольном и сознательном обращении к гипнологу, напр. при алкоголизме, мастурбации и др. пат. навыках).—В специально психиатрической практике суггестивная П. не играет почти никакой роли. Попытки воздействия на бред, галлюцинации и т. д. должны рассматриваться как недоразумение. Относительный успех может быть достигнут при психогенных депрессиях. Здесь однако играет роль не метод сам по себе, сколько общение с врачом, поддержка и т. д. Психастенические синдромы конституционального типа (навязчивые состояния) менее доступны суггестивной терапии. Все сообщения о благоприятном влиянии гипноза на генуинную эпилепсию основаны на диагностических ошибках и не заслуживают доверия. В значительно большей степени, чем суггестивная П., интересуется личностью больного рациональная (рассудочная) П. Основатель этого метода Дюбуа (Dubois) принципиально отрицал внушение во имя достоинства, активности и логической самодеятельности б-ного. Считая неврозы результатом ошибок суждения и невежества, он построил терап. систему, сущность к-рой состоит в том, чтобы посредством умело подобранных доказательств заставить б-ного отказаться от «недомыслия» и притти к правильным заключениям. Техника лечения состоит в систематических беседах. Больного убеждают напр., что его сердцебиения всецело зависят от тревоги, излишней фиксации внимания и пр. Наступающее под влиянием разъяснения успокоение дает соответствующий терапевтический эффект. Механизм воздействия не всегда так прост. Нередко приходится пользоваться новыми для б-ного понятиями, преподавая ему ряд научных, общественных и философских истин. Дюбуа полагал, что разработанный им метод без остатка сводится к чисто интелектуаль-ному воздействию на личность. Примыкающий к Дюбуа Дежерин признавал кроме того и важное значение эмоциональных моментов. Представителем этой школы является также Бабинский. Сильной стороной рациональной П. является активация больного. Недостатком служит крайняя трудность чисто рассудочного воздействия на многочисленные, более глубоко коренящиеся аффективные аномалии, «нелогичность» которых б. ч. ясна для самого больного и не нуждается в разъяснениях. Сама теоретическая позиция Дюбуа неправильна, поскольку он исходит из допущения какого-то отвлеченного человека, всецело состоящего из голого интелекта, своеобразной . логической машины, оторванной от всякой исторической и социальной действительности. Всеми признано в настоящее время, что в рациональную П., как ее проводил Дюбуа, входило много чисто суггестивных элементов, связанных с обаянием крупной личности ее основателя. Но нет никаких поводов из-за ошибок Дюбуа отвергать его метод. Рамки рациональной П. могут быть значительно расширены и наполнены новым, крайне разнообразным содержанием. Памятником деятельности Дюбуа осталась его классическая книга «Психоневрозы и их психическое лечение». Взгляд на гипноз как на пассивный метод, ослабляющий энергию личности, высказанный с особой решительностью Дюбуа, встретил отклик с различных сторон. Куэ (Соиё) сделал неудачную попытку сочетать внушение с активным началом, выражающимся в том, что больной, повторяя сознательно и систематически определенные формулы, внедряет в себя убеждение в том, что здоровье его улучшается с каждым днем.'Метод Куэ вызвал совершенно основательную критику, поскольку в нем 1) совершенно отсутствует всякий анализ происхождения болезни и 2) самое лечение носит грубо механистический характер.—Еще значительно раньше из практики гипноза образовался т. н. катартический метод (см.). Как психотерап. метод катарзис состоит в том, что больного в неглубоком гипнотическом состоянии заставляют припомнить «травматическое переживание», явившееся причиной невроза, вновь как бы пережить травму и, б. или м. бурно «отреагировав» ее, освободиться этим путем от «ущемленного аффекта». Примененный впервые Жане, а впоследствии О. Фохтом и Бродманом, этот метод в руках -Брейера и Фрейда (Breuer, Freud) послужил началом всего учения о психоанализе (см.). В настоящее время психокатарзис применяется гл. обр. Франком, Зиммелем, отчасти Шульцем (Frank, Simmel, H. Schultz). Область его применения—тяжелые истерические реакции (припадки) и в частности т. н. травматический невроз, поскольку нет налицо явных целевых установок. В основе психокатаргиса лежит неправильное допущение, будто всякий невроз основан обязательно на какой-либо единичной конкретной травме в анамнезе. Дальнейший порок этого метода заключается в том, что вовсе не доказано общее для всех случаев благотворное действие припоминания патогенных моментов. Несомненно, что «вытеснение» резких аффективных переживаний далеко не всегда вредно, а их осознание далеко не всегда полезно (Кречмер); вытеснение и забывание могут представлять собою плодотворные в психобиологическом отношении целесообразные акты. Наблюдаются случаи, когда новое переживание травмы влечет за собой ожесточение невроза. Психоаналитическая П. (см. Психоанализ) образовалась из психокатарзиса путем: 1) отказа от гипноза и замены его «методом свободных ассоциаций» и 2) путем построения новой теории патогенеза неврозов, сводящейся к неправильному развитию с раннего детства эмоций и влечений психо-сексу-ального характера. На этой основе образуется два «психоневроза», являющихся, согласно Фрейду, истинными объектами психоанализа: это—истерия и невроз навязчивых состояний. Механизм излечения в основном базируется на оемышлении невротических симптомов, т. е. безоговорочном истолковании их в качестве символов, отображающих вытесненные инфантильные влечения и патологические фиксации «либидинозной» энергии, и на «перенесении» на врача-аналитика этих ранне-инфантильных установок (положительных или отрицательных), после чего эти неосознанные влечения {эротические фиксации, пассивные или агрессивные тенденции и т. д.), ярко проявив себя по отношению к аналитику и подвергнутые обсуждению с больным, теряют свою силу, пос те чего больной, облегченный и просветленный, имеет возможность направить свою энергию на здоровые жизненные задачи. Основанная гл. обр. на механизмах 1) осознания смысла симптомов (расшифровка символов) и 2) перенесения, аналитическая П. в успешных случаях заключает в себе однако еще несколько терап. моментов: 1) привычку рассудочно оценивать и диференцировать свои переживания, а не отдаваться им стихийно, как неотъемлемой части своего внутреннего существа; 2) привычку созерцать многие тягостные выплывающие из глубины псих, факты без всякой сенсации и драматизма, как нечто общечеловеческое^ не узко индивидуальное; 3) наконец, по мнению аналитиков, самое приурочение ежедневных аналитических сеансов к строго определенному часу естественно ведет за собой более правильное распределение времени, создает необходимый для больного режим, что так важно для дезорганизованной психики невротиков и психопатов. К важным особенностям аналитической П. относится принципиальное воздержание от всякой педагогики, психогогики, моральных оценок и т. д., в силу чего больной во время сеансов «свободного ассоциирования» имеет возможность быть самим собой, проявляя полнейшую правдивость и искренность (что и является непременным условием вскрытия сокровенных мотивов поведения, а следовательно «мотивов невроза»). Некоторые последователи Фрейда—-Юнг, Ште-кель (Jung, Stekel) и другие—присоединяют однако к анализу и чисто воспитательные моменты—разъяснения, указания и т. д. (О теоретических основах метода—-см. Психоанализ.) Указанный метод представляет большие трудности теоретического и практического характера. Не всегда оправдано, как и при психо-катарзисе, оживление забытого материала и вытесненных комплексов. Нельзя признать также универсальность метода, на к-рой настаивают его адепты. В практическом отношении крайне затруднителен долгий срок лечения, длящийся иногда многие месяцы. Несомненно, что во многих случаях тяжелой истерии, начавшейся в раннем возрасте, достигаются хорошие результаты. Однако сказанное относится гл. обр. лишь к условиям западно-европейского буржуазного существования, на почве к-рого пышно произрастают истерические целевые установки. В наших условиях, где истерия быстро сходит на-нет, необходимость в психоанализе соответственно сокращается. Не подлежит сомнению. что именно истерич. реакции доступны многим другим психотерап. методам (даже внушению) и что главным условием эффективности является контакт с врачом, достигаемый и помимо психоанализа. Что касается невроза навязчивых состояний, то здесь психоанализ не приносит ожидаемой пользы, за исключением более поверхностно лежащих навязчивых страхов (фобий), где повышение псих. тонуса, вызванного «перенесением», нередко дает хороший терап. эффект (общую критику основ этого метода—см. Психоанализ). В то время как психоанализ имеет по существу биол. ориентировку, индивидуально-психологическая П. основывается на аномалиях соц. установок невротика. Отрицая всякое значение биол. влечений (в частности психо-сексуальных), основатель этого метода Адлер сосредоточил все свое внимание на влечении личности к ее самоутверждению, к власти, превосходству (группа влечений «я»). Препятствием на пути к удовлетворению этого влечения является какая-либо ма-лоценность органа (или всего организма), слабость какой-либо функции или же детские впечатления (экономические, социальные), носящие угнетающий характер. Стремясь к господству и одновременно чувствуя свою слабость, нервный ребенок и невротик пользуются различными неосознанными «ухищрениями», чтобы создать себе более удовлетворительные условия для самочувствия, компенсировать непереносное чувство неполноценности, привлечь к себе внимание, снисхождение или любовь каким угодно путем, хотя бы ценой страданий, преступления, самоубийства, отказа от элементарных радостей жизни. Так возникают различные варианты «невротического характера», причудливые сочетания агрессивности, пассивности наряду с многочисленными нервно-соматическими и психопатологическими синдромами, которые культивируются личностью в качестве «фиктивной цели» или линии поведения, единственно возможной для компенсации и сверхкомпенсации чувства внутренней приниженности и ма-лоценности. Вся энергия невротика направлена т. о. не на реальные цели, за к-рые борется здоровый человеческий коллектив. Оторванный от коллектива невротик ведет бесполезное чисто индивидуальное существование, ошибочно думая ^ что для него нет иного выхода кроме б-ни, чудачества, психоза и пр. Индивидуально-психологическая П. состоит в анализе происхождения чувства неполноценности, в установлении тех «арранжировок», к-рыми занимается всю свою жизнь невротик, и в систематических указаниях на более верные и совершенные пути приспособления к жизни и к воздействию на нее и в конечном счете на необходимость возвращения в коллектив на правах рядового работника, не чувствующего унижения («малоценности»), но | и не, требующего никаких привилегий, вос-i хваления и пр. Здесь терапия в своих фор- мальных основах и в своей технике (если не считать предпосылок) примыкает к рационалистической терапии Дюбуа. Для Адлера, как уже сказано, характерно игнорирование биол. основ личности. Псих, жизнь субъекта сводится лишь к сочетанию различных стратегических уловок, направленных к занятию какого-либо преимущественного- положения, к-рое насытило бы «волю к власти», ущемленную чувством неполноценности. В целом ряде случаев "предлагаемая Адлером «телеологическая» структура невроза частично оправдывается. Соответствующее разъяснение может дать и лечебный эффект. Однако ошибочным является универсальность, приписываемая Адлером его «механизмам», которые по его мнению объясняют едва ли не всякий психоз, психопатию, преступность, все без остатка невротические реакции и все особенности человеческого поведения. Кроме вышеописанных методов П., направленных на отдельную личность, предложены также методы массовой П., сущность к-рой заключается в том, что лечение проводится на целой группе больных. Этот метод возник как прием, к-рый при гипнотизировании экономит время врача и вместе с тем способствует повышению внушаемости под влиянием своего рода «психического резонанса», образующегося в коллективах. Коллективный гипноз много десятков лет назад проводил в Швеции Веттерстранд, у нас—Бехтерев и многие другие. Одно время в наркодиспансерах широко применялось массовое внушение при лечении курильщиков, алкоголиков и т. д. Но кроме суггестивной П. возможно и вполне целесообразно массовое воздействие и другими способами. Сюда относится чтение лекций и проведение бесед на основные психотерап. темы (например о влиянии психики на соматику, об образовании привычек и т. д.). Крайне важно при помощи таких бесед поднять сан. культуру б-ных, что имеет как психотерапевтическое, так и психогигиеническое значение. Далее, массовая П. выражается также в организации лечебного режима в б-цах и санаториях, в результате чего больные как бы автоматически влияют друг на друга в благоприятном направлении; здесь на занятиях образовательных кружков, на общих прогулках, экскурсиях, спортивных площадках создаются условия для выработки здоровых навыков и воспитания коллективистических эмоций, социалистической целеустремленности и т. д. Массовая П. особенно эффективна для воспитания активности. Целесообразно комбинирование ее с физкультурой и спортом. Нерешительность, склонность к колебаниям и сомнениям сглаживаются, когда б-ной как бы впитывает в себя ритмы и темпы окружающих его товарищей, вырабатывая у себя быстроту, точность и законченность двигательных реакций. В этом же направлении действует и т. н. ритмика, послужившая в последнее время предметом целого ряда научных работ. ■ П. соматических расстройств несмотря на ее важность еще недостаточно разработана. Здесь предвидится содружественная исследовательская работа психоневролога с врачами целого ряда других специальностей. П. при сердечных б-нях применяется в форме рациональной П. и внушения. Сердечноболь-ной быть может больше всех нуждается в П., так как сознание, что имеешь больное сердце, уже само по себе угнетающе действует на психику. Отсутствие мед. культуры заставляет б-ного в каждой б-ни сердца усматривать риск скоропостижной смерти. Нигде не распространены так, как в этой области, иатрогенные наслоения, получающие между прочим пищу и от терминов «порок», «грудная жаба», «перерождение сердца» и пр. С психотерап. точки зрения необходима большая предусмотрительность при каждом запрете работать, делать моцион, при каждом назначении длительного постельного режима и т. д.—При бронхиальной астме, пищеварительных расстройствах (жел.-киш. ипохондрики) влияние психики имеет огромное значение. Многочисленны случаи благоприятного результата П. при таких страданиях, к-рые долгими годами подвергались курортя.ому и даже хир. лечению. Целый ряд таких фактов послужил поводом к составлению обширной- монографии под редакцией О. Шварца (О. Schwarz) «Психогенез и психотерапия соматических симптомов» (Psychoge-nese u. Psychotherapie korperlicher Symptome, 1925), где получили соответствующее освещение. сердечно-сосудистые, легочные, желудочно-кишечные, гинекологические, андрологи-ческие, глазные и другие заболевания. Различные частности психогенеза требуют соответствующих вариантов псих, воздействия. Вообще говоря, здесь еще господствует несистематический, случайный эклектизм или же фанатическая пропаганда какого-либо специального метода, рассматриваемого в качестве панацеи. Тесно связанный с внутренней медициной вопрос о «неврозах органов» служит в настоящее время предметом энергичной разработки (Bergmann). Потребность сравнительной оценки психотерап. методов, выработки, показаний и противопоказаний, .обсуждения целого ряда теоретических и практических вопросов повела к созыву нескольких психотерап. конгрессов в Германии (1926, 1932—в Баден-Бадене и Hay гейме). Отчеты этих съездов представляют обширный и интересный материал, однако свидетельствующий к сожалению о том, что: 1)    представители различных школ по-прежнему занимают непримиримые позиции и что следовательно на Западе до сих пор научной П. как связной системы еще не существует; 2)  что огромное большинство психотерап. исканий отмечено явно идеалистическими, а нередко и мистическими тенденциями. Советское здравоохранение и советская действительность представляют в настоящее время благоприятную почву для разработки основных психотерап. проблем, тесно связанных с профилактическими- и психогигиеническими возможностями нашей эпохи. Важно отметить, что наблюдаемые в нашем трудовом активе «неврозы» и «психогенопатии» оказываются значительно менее тяжелыми, чем это наблюдалось в дореволюционное .время, и что соответственно этому гораздо меньшее число случаев требует той глубокой индивидуальной обработки б-ного, которая характеризует работу психотерапевта на Западе (психоанализ и индивидуальная психология). П. в условиях наших единых диспансеров, санаториев и отчасти курортов сводится почти исключительно к разъяснению и убеждению, показанным при поверхностно-ипохондрических синдромах, к коллективным беседам, санпросвету, культпросвету, физкультуре, трудтерапии, экскурсиям, и т. д. Но в более тяжелых случаях советская психотерапия применяет (с необходимыми ограничениями и исправлениями) также и наследие европейской науки: внушение и гипноз, разъяснение, «свободные ассоциации» аналитиков и т. д. Профиль психотерапевта складывается у нас на фоне основного принципа П.: по тщательном обследовании б-ного охватить целиком его организм, его псих, структуру и воздействовать на это единство со стороны его высших функций—его психики как личности, находящейся в определенных условиях эпохи, профессии, быта и т. п. Предпосылкой является историческое познание развития данного человека, возможно полный учет всех факторов и влияний,"способствовавших его оформлению, с учетом отрицательных этиологических моментов и псих, травм, относящихся либо к прошлому либо к актуальной ситуации, поскольку данная личность в силу тех или иных причин качественно или количественно в своих темпах отстает от своего коллектива. В профиль психотерапевта как обязательная черта входит возможно более живой интерес к лечебным проблемам вообще, к терапии как практике, а не исключительно лишь исследовательская установка врача-теоретика.-Далее, наряду с солидной неврологической и психиатрической подготовкой требуется основательное знание психофизиологии. Наконец совершенно обязательно личное участие в общественной деятельности, дающей возможность, с одной стороны, непосредственно наблюдать условия жизни больных, характер •конфликтных ситуаций, вызывающих у предрасположенных субъектов невротические уклонения, а с другой-—изучать обширные компенсаторные возможности, представляемые самой жизнью на ее современном этапе. Лит.: Боткин И., Принципы психотерапии, М., 1897; Гере н штейн, Введение в практическую психотерапию, М., 1958; Д е ж е р и н и Г о к л е р, Функциональное проявление психоневрозов, М., 1912; Джонс Э., Терапия неврозов, М., 1924; Дюбуа, Воображение, как причина болезней, М., 1912; о н ж е, Влияние духа на тело, М., 1907; он же, О психотерапии, М., 1911; он н: е, Психоневрозы и их психическое лечение, СПБ, 1912; Залкинд А., Жизнь организма человека и внушение, М.— Л., 1927; К а н н а б и х Ю., О психотерапии'(Основы терапии, под ред. С. Бруш-тейна и Д. Плетнева, т. II, Л., 1926); Платонов К., Слова как физиол. и лечебный фактор. К физиологии терапии, Харьков, 1930; Ad 1 ег A., Praxis und Theo-rie der Individual-Psychologie, Mi'mchen u. "Wiesbaden, 1924: Amp D., La psychotherapie pathologenique, P., 1925; Janet P.—M.—F.. La medicine psycholo-gique, P., 1923; Isserlin M., Psychotherapie, В., 1926; К г о n.f e 1 d A., Psychotherapie, В., 1925; L ету-S u h 1 M., Die seelischen Heilmethoden des Arztes, Stuttgart, 1930; Oppenheim H., Psvchotherapeutische Briefe, В., 1910; Prost P., Reeducation psychothe-rapique, P., 1932; Schultz S., Die seelische Kranken-behandlung (Psychotherapie), Jena, 1930; S с h w a r z O., Psychogenese u. Psychotherapie kurperllcher Symptome, Wien, 1925; V. eraguth O., Psychotherapie (Thera-peutische Krankheiten, herausgagebcn v. P. Krause u. С Garre, B.I, Jena, 1926); Walsh J., Psychotherapy, New York, 1923. Периодические издания.—Zeitschrift fur Psychotherapie und medieinische Psychologie, B. I—VIII, Stuttgart, 1909—1923. См. также лит. к ст. Гипнотизм, Психиатрия, Психоанализ и Психотерапия.                                Ю. Каннабнх.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПСИХОТЕРАПИЯ" в других словарях:

  • психотерапия — психотерапия …   Орфографический словарь-справочник

  • психотерапия — (от греч. psyche душа и therapeia уход, лечение) комплексное лечебное вербальное и невербальное воздействие на эмоции, суждения, самосознание человека при многих психических, нервных и психосоматически …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПСИХОТЕРАПИЯ — [< гр. psychikos душевный + терапия] психол., мед. психическое воздействие (словом, поступками, обстановкой) на больного с лечебной целью. Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г., 2006. психотерапия (см. психо... + терапия) использование… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • психотерапия — и, ж. psychothérapie f. Лечение болезней психическими воздействиями на больного (напр., собеседованием, внушением. гипнозом). БАС 1. М. А. Литинская: Эта книга психотерапия. Л. Н. <Толстой>. Почему вы такое скверное слово употребляете? 1909 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ПСИХОТЕРАПИЯ — (от психо... и терапия), психическое воздействие (словом, поступками, обстановкой) на больного с лечебной целью. Выделяют: рациональную психотерапию, или разъяснение; внушение (в состоянии бодрствования или гипноза); самовнушение (аутогенная… …   Современная энциклопедия

  • ПСИХОТЕРАПИЯ — (от психо... и терапия) психическое воздействие (словом, поступками, обстановкой) на больного с лечебной целью. Выделяют рациональную психотерапию, или разъяснение, внушение (в состоянии бодрствования или гипноза), самовнушение (аутогенная… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Психотерапия — (от греч. psyche душа и therapeia забота, уход лечение) оказание психологической помощи людям при различных психологических затруднениях. Может проводиться в индивидуальной (например, индивидуальное консультирование) и групповой (игры и… …   Психологический словарь

  • ПСИХОТЕРАПИЯ — ПСИХОТЕРАПИЯ, психотерапии, мн. нет, жен. (от греч. psyche душа и therapeia уход, лечение) (мед.). Лечение болезней психическим воздействием (напр. гипнозом). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ПСИХОТЕРАПИЯ — ПСИХОТЕРАПИЯ, и, жен. Метод лечения больного средствами психического воздействия. | прил. психотерапевтический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ПСИХОТЕРАПИЯ — (от греч. psyche душа и therapeia – лечение) лечение души; метод лечения больного средствами психического воздействия (словом, поступками, обстановкой). Лечение душевных нарушений (а также и их телесных выражений) происходит гл. о. путем… …   Философская энциклопедия

Книги

  • Психотерапия, фон Франц Мария-Луиза. Психотерапия&# 187;— это третий том в серии сборников статей Марии-Луизы фон Франц, который был выпущен в честь семьдесят пятого дня рождения автора. Праздник в честь этого события состоялся… Подробнее  Купить за 1062 руб
  • Психотерапия, Шамрей В., Курпатов В. (ред.). Учебное пособие «Психотерапия» подготовлено сотрудниками Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова и других медицинских учреждений Санкт-Петербурга.. Данное пособие предназначено для… Подробнее  Купить за 1056 руб
  • Психотерапия, фон Франц Мария-Луиза. Психотерапия&187;это третий том в серии сборников статей Марии-Луизы фон Франц, который был выпущен в честь семьдесят пятого дня рождения автора. Праздник в честь этого события состоялся 4… Подробнее  Купить за 901 грн (только Украина)
Другие книги по запросу «ПСИХОТЕРАПИЯ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.